В июне 1942 года было присвоено звание Героя Советского Союза лейтенанту Николаю Воробьёву за его беспримерные подвиги в сражении за Севастополь на 365 береговой зенитной батарее (высота 60.0, «Форт Сталин», с недавних пор – «Высота Героев»), располагавшейся на Мекензиевых горах и являвшейся ключом к городу.

Члены РИПОД «Бессмертный полк г.Севастополь» посетили могилу Героя на давно не действующем старом городском кладбище в Загородной балке, вспомнили о сражениях, в которых участвовал Николай Андреевич, о том, как он 31 декабря 1941 года вызвал огонь на себя, но не погубил батарею, а немцев остановил и сражался на ней до своего тяжёлого ранения 7 июня 1942 года. Было видно, что люди сюда приходят, потому что могила ухожена, в вазе цветы, которые принесены несколько дней назад… 

Но не здесь должен покоиться прах этого человека, считают члены Движения, а на Мемориальном кладбище советских воинов в посёлке Дергачи, где с достойными их почестями похоронены все его боевые товарищи. Сделать это запретили, потому что в 1952 году Николай Андреевич был осуждён за изнасилование. Причём, за это он был наказан как минимум трижды: 1. Суд и тюрьма; 2. В 1954 году лишение всех наград и звания Героя; 3. Полный запрет на упоминание его имени, включая школьные учебники. С тех пор легендарная батарея, которую называли не иначе как батареей Воробьёва-Матвеева-Пьянзина именуется исключительно батареей Пьянзина – последнего её командира.

Вскоре после лишения наград и почётного звания Николай Андреевич умер от сердечного приступа.

Большинство знавших его лично не поверили в такое чудовищное обвинение. Все эти годы они требовали и требуют пересмотра дела. У военных юристов была возможность ознакомиться с материалами дела (некоторые жители Севастополя хранят их копии), в котором, как они утверждают, НЕТ экспертизы, наверняка подтверждающей факт изнасилования, а, главное, НЕТ ни заявления несовершеннолетней потерпевшей, ни её представителя. Кроме того, есть люди, которые знают о приезжавшей в Севастополь женщине, рассказывавшей, как она оклеветала Героя. Она оставляла одной из ветеранских организаций покаянное письмо. Но и без него понятно, что если первые два обстоятельства имеют место быть, то дело безусловно подлежит пересмотру. Осталось только найти того, кто этим займётся.

Присутствуя на церемонии открытия памятников Герою Советского Союза гвардии полковнику артиллеристу Н. В. Богданову и А. В. Высоцкому, члены Бессмертного полка увидели много именитых почётных гостей. К двум из них после митинга они решили обратиться.

Меня до глубины души тронула речь одного из руководителей ветеранской общественной организации, в которой он с благоговением упоминал наш советский красный флаг, указав на таковой в руках 88-летнего члена РИПОД Владимира Николаевича Шестернёва. Оказывается, это их организация в честь освобождения Севастополя 9 мая 1944 года добилась установки Знамени Победы на здании МЧС по Советской,61! А вспомнив Героя Советского Союза Ивана Семёновича Пьянзина, после слов «он повторил подвиг…», ветеран запнулся, а потом исправился: «вызвал огонь на себя». Я решила, что он точно хотел сказать «командир 365 батареи Пьянзин повторил подвиг Николая Воробьёва», и попросила его помочь нам в восстановлении его честного имени. Реакция оказалась для меня неожиданной. «Не знаю никакого Воробьёва, - вспылил уважаемый ветеран и добавил, - мне уже 81 год, оставьте меня в покое!»

Председатель севастопольского «Бессмертного полка» Василий Федорин подошёл к молодому ещё человеку в форме старшего лейтенанта и Золотой Звездой Героя России. Василий Сергеевич рассказал ему суть вопроса, напомнил, что раз в году Президент встречается с Героями Советского Союза и России лично, и попросил при такой встрече передать Владимиру Владимировичу подготовленные нами для пересмотра дела Воробьёва материалы. Но военный категорически отказался, мотивируя тем, что, по его мнению, этим должны заниматься юристы. Василий Сергеевич сказал, что юристами все данные уже собраны, однако попросил передать бумаги хотя бы тем юристам, о которых сказал Герой, но он ответил, что и этого сделать не может.

- Те, кто знал Николая Андреевича лично, кто с ним воевал, его сослуживцы очень положительно о нём отзываются как о человеке высокой культуры, высокого долга, а на Краснознамённом Черноморском Флоте он числится Героем Советского Союза, - говорит Василий Сергеевич. - Мы руки не опускаем и будем продолжать искать выходы на тех, кто согласится нам помочь. Сегодня отправим письмо Президенту на прямую линию.